Беседы о православии (7)

From Greedy Kidz Wiki
Revision as of 12:53, 5 July 2009 by Shnyrik (Talk | contribs)

(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Jump to: navigation, search

Это седьмая часть стенограммы беседы с Ю.В. Максимовым о православии.

Д.П.: Касательно добродетелей. Что такое христианские добродетели и что именно подразумевается под «добродетелью» в православии.

Ю.М.: Добродетели — это как раз вот то, о чём мы говорили чуть ранее. То есть то положительное значение, то положительное наполнение жизни верующего человека. Нужно сказать, что верующий человек, который начинает жизнь с Богом, он при этом не испытывает какой-то унификации. У Бога для него остаётся много разных путей, по которым он может идти. И даже если не брать вот там какие-то вещи, такие как, например, мирской путь или монашеский путь, путь мирянина или путь священника. Если такие вещи даже не брать, то разнообразие выявляется именно в том различии добродетелей. Какие из них для человека более близки, какие для человека более удобны, более приятны. Например, милосердия добродетель. Для какого-то человека, скажем так, проще будет начать с неё. Понятно, что сюда входит. Для другого человека — смирения добродетель. Тоже здесь, в общем-то, всё понятно. И вот через эти добродетели как через разные пути человек сам себя реализует на пути к Богу. Один больше через те, другой больше через эти.

Нужно понимать, что здесь всё взаимосвязано, когда мы говорим о различных страстях, когда мы говорим о различных добродетелях, то это, конечно, понятия, которые нам помогают лучше познать конкретные проявления чего-то целого. Целое означает либо жизнь с Богом, либо жизнь без Бога. Человек, который называет себя православным тоже может вести жизнь без Бога. Даже человек, который может занимать, там, какие-то видные посты и т.д. Поэтому сам Христос сказал, что «не всякий говорящий мне: "Господи! Господи!" войдёт в Царствие небесное, но только исполняющий волю Отца моего небесного». А воля Отца как раз выражена через эти заповеди, серьёзность их исполнения.

И вот я хотел сказать, что человек, который начинает творить одну заповедь, если он в ней стоит, то постепенно и даже незаметно для него в нём появляются и все остальные заповеди. Наоборот, человек, который поддаётся одной греховной страсти, то очень часто в него проникают и все остальные. Это такой вот процесс, который неизбежен.

Д.П.: В свете этого, в чём смысл монашества?

Ю.М.: Да, совершенно логично вытекающий из этого вопрос. Спастись по православному учению, то есть стать святым, можно и в монашестве и не в монашестве, в мирской жизни. И в православных святцах есть святые как монахи, так и не монахи. Монашество — это путь, скажем так, более прямой, но более трудный к достижению цели, которая стоит перед всяким христианином. Монахи, в отличие от остальных христиан-мирян, они берут на себя три дополнительных обета ради Бога. То есть они берут на себя обет воздержания в половой сфере, то есть они не женятся и не могут выходить замуж, если это монахини. Второй обет, который они дают — это обет нестяжания, это значит, что они не должны иметь собственного имущества, которое они называют своим. И третий обет — это обет послушания, который они дают своему наставнику, который будет у них в монастыре игуменом монастыря. И они должны его исполнять.

Но здесь тоже нужно понимать, что вот это послушание в православии никогда не мыслится как некоторый «гуруизм». В некоторых восточных учениях послушание подразумевается абсолютно полное: вот что тебе скажет учитель, то ты обязан сделать. Православие как религия разумная, оно оставляет большую ответственность на уме, разуме самого человека. То есть послушание монах должен оказывать во всём за исключением тех случаев, если его наставник скажет ему сделать грех или отречься от веры, или уклониться в ересь. В этих случаях никакого послушания оказывать не надо. То есть здесь человек оказывает именно сознательное, разумное послушание.

Вот эти заповеди, которые не даёт для человека Бог, но человек берёт сам на себя ради Бога, для того чтобы быстрее обрести на себя божьи свойства. Он сам на себя принимает, перед лицом Бога даёт такие обеты, обещания Богу, что будет это исполнять. И вот этим ограничена, собственно говоря, жизнь монаха, отличие его от мирянина. По существу. Понятно, что монахи живут в монастырях, некоторые, там, есть род отшельничества, когда монах может жить один в горах, в пещерах, где его никто не знает. Есть такой вид монашества. Он считается более сложным и на него редко даётся благословение. В общине, почему отцы, которые основали монашество, почему они считали для человека быть полезным в общине. Потому, что человек имеет возможность научиться как раз через отношение к своим братьям, воспитать в себе нормальные отношения с Богом.

Можно вспомнить такой пример из христианской аскетической письменности: один монах был очень гневливый, всё время раздражался, и он считал, что в этом виновата его братия, которая окружает в монастыре, что, вот, они, вот, делают то, сё и вот он на них вынужден раздражаться. И он думал: вот пойду, затворюсь в отшельники, никто не будет уже меня раздражать, соответственно, и страсть гнева уже не будет меня мучить, и я буду свободен от неё. И вот он ушёл в отшельничество. А ему там нужно было идти очень долго за водой, чтобы принести её к себе. Он принёс воду, поставил кувшин, и тут кувшин опрокинулся, вся вода разлилась. Он пошёл опять за водой, приносит кувшин и кувшин опять оборачивается, вся вода разливается. Тут он разгневался и разбил этот кувшин в гневе. И потом, придя в себя, он понял, что причина-то не в том, что его люди окружают, а в том, что в нём самом эта страсть гнева живёт, не побеждена. И он понял, что он должен смириться и пойти, вернуться в общежительный монастырь, жить вместе с другими людьми, и в общении с ними учить себя исправлять эту свою дурную сторону. Избавляться от этой страсти.

Д.П.: А в чём смысл монашества? Вот Вы сказали, что на отшельничество требуется благословение. Правильно понимаю, что для того, чтобы уйти в монахи тоже необходимо благословение? Могу ли к примеру я, как человек с улицы, внезапно осознать, что пришла пора отречься от всего мирского и уйти в монастырь? Меня туда возьмут?

Ю.М.: Ну, отказать не имеют права. Если Вы — человек верующий, если Вы говорите, что Вы — христианин, если Вы говорите, что Вы серьёзно желаете исполнять вот, и жить по монашеской жизни, то да. Но не сразу. Будет испытание. В некоторых монастырях это испытание длится годами. Когда человек находится в состоянии послушника. В этом состоянии, когда он послушник, он живёт почти как монах, он живёт в монастыре, он делает всё как монахи, но он не монах. И из этого состояния он ещё может вернуться в мир. Ну, скажем, может вернуться в мир, не совершив греха. Потому, что обеты он не принёс ещё, чина монашеского у него не было. И вот пока он там живёт в таком состоянии, на него смотрят: насколько действительно человек к этому созрел, насколько он готов к этому. И уже исходя из этого решают, и ему дают какие-то советы.

В истории разные были случаи. Бывали, конечно, случаи, что приходил человек, который, например, себя сильно чем-то скомпрометировал в глазах общества, в монастырь и говорил, что хочет стать монахом. Ему говорили, что не надо заливать, это самое, понимаем, что тебе просто, там, отсидеться хочется или ещё что-то там такое, в тишине, спокойствии. Кстати, в монастыре тишины и спокойствия никакого нет, это такое ошибочное представление. Но вот если человек действительно был серьёзно, то он добивался, очень, такими, активными способами проявлял искренность своего намерения.

В монастыри, действительно, часто приходит много людей, которые не понимают, зачем они пришли и куда они пришли и для чего. И действительно, как вот Вы говорите, нередко в монастырь приходят люди под влиянием каких-то, вот, жизненных ситуаций. Скажем так вот, на эмоциях. А мудрый руководитель монастыря он должен сделать так вот, чтобы человека не принимать в монашество, пока он не определится окончательно, сознательно и без эмоций. Бывает такое, что постригают слишком поспешно. Бывает такое. Сейчас уже меньше, но в 90-е годы такого было много. Ну, по понятным причинам: церковь только ожила, только получила свободу, и ещё никто не знал на практике, как что нужно делать. Много приходило людей и всех принимали, поэтому иногда и в священники рукополагали не тех людей. Явно не тех. И иногда и в монахи постригали не тех людей. Ну что ж, такое бывает, это просто реальности нашей жизни.

Д.П.: А что такое Церковь вообще? Зачем нужна Церковь, и как она устроена?

Ю.М.: Да. Логичный вопрос. Церковь составляют те люди, которые на эту благую весть отвечают: да. Которые хотят идти по тому пути, который предложил им Иисус Христос. И поскольку этот путь, как я уже говорил, означает путь соединения с Богом, то те, кто соединяет себя с Богом не могут быть разделены между собой. Церковь возникает как та община людей, которые ищут соединения с Богом и при этом, естественно, соединяются друг с другом. В, скажем так, в христианском и православном понимании, Церковь есть мистическое тело Христово. То есть каждый православный христианин, он есть частица тела Христова, которое всё есть Церковь. Поэтому (кстати говоря, это то, что не всегда понимают люди не церковные), для Церкви мирянин является такой же частью её как и епископ, патриарх, монах. Часто у нас воспринимают, что Церковь это, скажем так, вот только вот епископы, священники и монахи. Это не так. Откуда берутся епископы, священники и монахи? Они все берутся из мирян. И миряне являются такой же частью Церкви. Миряне также соединены. Просто у епископов, священников и монахов, у них есть определённое служение в Церкви, которое не берут на себя миряне. И вот, собственно говоря, только этим отличается. И, собственно, единство с Богом немыслимо без единства с тем, кто также един с Богом. И сам Христос говорил, что «где двое или трое собраны во имя моё, там я посреди них». Не один. Двое или трое, минимум. Это и есть Церковь.

Следующая часть: Церковная иерархия. © Tynu40k Goblina, 2009